Вам, конечно, плевать на Туркменистан. Но он может скоро напомнить вам о себе


Вам, конечно, плевать на Туркменистан. Но он может скоро напомнить вам о себе

Туркменистан, несомненно, является самой закрытой из постсоветских республик. Данное обстоятельство, с одной стороны, затрудняет получение объективной и всесторонней информации о происходящих в нём процессах, с другой же в значительной степени облегчает совесть большинства отечественных СМИ, для которых эта страна не представляет никакого интереса, ибо сообщения о ней не дают необходимых рейтингов. Пока жареный петух не клюнет… Слава Богу, что есть люди, которые берут на себя труд подготовки обстоятельных аналитических материалов, и издания, которые эти материалы публикуют. Но об этом позже, пока сохраняем интригу.

Так вот, информация о том, что в Туркменистане ощущается дефицит основных продуктов питания, появилась в СМИ ещё в декабре прошлого года. Об этом, в частности, со ссылкой на радио «Азатлык» (туркменская служба «Радио Свобода)» и издание «Хроники Туркменистана», сообщал портал Lenta.ru в новостной заметке «В Туркмении разразился продовольственный кризис». В заметке также указывалось, что из-за нехватки и подорожания муки похожий продовольственный кризис уже возникал в Туркменистане в конце 2016 года.

Однако начавшийся ещё в ноябре 2017 года кризис затянулся. 3 марта текущего года узбекское информационное агентство «Фергана» опубликовало материал «Битвы за отруби. Хроники подступающего голода в Туркменистане», в котором достаточно подробно обрисовало весьма тревожную ситуацию. Официальные российские СМИ данную ситуацию практически проигнорировали. 21 марта статьёй «В Туркмении узнали, что голод — не тётка» отметился «РосБалт», но мы-то понимаем общую идеологическую направленность данного издания.

В июне стало очевидно, что продовольственный кризис в Туркменистане заканчиваться не собирается. Более того, складывающееся в республике положение никак не способствует разрешению кризиса, и он грозит переползти на следующий год. 21 июня казахстанский информационный портал 365info.kz на основе обзора СМИ, оппозиционных существующему в Туркменистане режиму, опубликовал материал «Почему Туркменистан начинает голодать?».

Конечно, можно было бы предположить, что все сообщения о надвигающемся в Туркменистане голоде, являются плодом коварного креатива тех самых оппозиционных СМИ, однако уже 28 июня казахстанское деловое информационное агентство «Курсив.kz» выдало авторский материал «Туркменистан: с газом, но без еды», подготовленный по результатам собственного журналистского расследования, включая поездку корреспондента агентства непосредственно в Туркменистан.

Здесь, я думаю, может возникнуть логичный вопрос – зачем я мучаю уважаемых читателей туркменским голодом? Дело в том, что с учётом крайне сложной внутренней общественно-политической ситуации и неуклонного ухудшения социально-экономического положения в республике текущий кризис может вполне стать катализатором очень опасных процессов. Причём опасных не только для Туркменистана, но и для всего Центрально-азиатского региона, а также непосредственно для России.

Объективно говоря, Туркменистан – это самое слабое звено на пути вероятной экспансии ИГИЛ из Афганистана на север. Пожалуй, не будет даже преувеличением сказать, что на сегодняшний день – это фактически брешь в системе коллективной безопасности на центрально-азиатском направлении.

С одной стороны, туркменское руководство до сих пор категорически не настроено на вхождение в ОДКБ или хотя бы на полноценное сотрудничество по линии обеспечения коллективной безопасности в регионе, официально отрицая наличие угрозы на афганской границе и демонстративно полагаясь на «мощь» своей армии. Фактически же армия Туркменистана является самой слабой в Центральной Азии.

Начнём с того, что ввиду банальной нехватки квалифицированных кадров возникают сложности с использованием современного вооружения. Далее: армия Туркменистана серьёзно страдает от коррупции и дедовщины. Кроме того, в связи с общим экономическим спадом в стране, начиная с 2015 года, в армии регулярно сокращается продовольственный паёк, а денежное довольствие систематически не выплачивается. Завершает картину маслом крайне низкий боевой дух личного состава, так как добровольно воевать за государство, которое не в состоянии должным образом обеспечить элементарные права своих граждан, люди просто не готовы.

При этом, очевидно сознавая имеющиеся риски, руководство Туркменистана одной рукой по-тихому заигрывает с исламистами в Афганистане с целью их умиротворения, а другой – также очень негромко – обращается-таки за помощью к силовым структурам России, Китая и Афганистана в деле организации более эффективной охраны государственной границы, в том числе за счёт привлечения ЧВК.

Информация о том, что у границы с Афганистаном появились военные инструкторы из России, а в пограничных районах замечены подразделения контрактников, состоящие в основном из бойцов славянской внешности, появилась ещё летом 2015 года. Однако смею предположить, что данное половинчатое решение может не дать желаемого результата – в случае критического обострения обстановки небольшие подразделения без серьёзной поддержки не смогут выступить в роли серьёзного заслона, и ребята просто-напросто сгинут в беспощадных, но бессмысленных боях.

С другой стороны, уже не первый год, после создания в январе 2015 года «Вилаята Хорасан», наблюдается повышенное внимание ТОЗР ИГ к северным афганским провинциям, непосредственно граничащих с Туркменистаном. Население этих приграничных районов, состоящее преимущественно из этнических туркмен, традиционно оказывало поддержку талибам, однако в 2016-2017 годах часть местных группировок присягнула на верность «Халифату». С учётом того, что общая численность туркмен, проживающих на территории Афганистана, составляет порядка миллиона человек, можно представить, насколько серьёзен их мобилизационный потенциал. Конечно, «игра флагами» в обмен на «спонсорскую помощь» – достаточно распространённое явление в среде исламистов, однако здесь важно не забывать про один интересный момент.

Ещё в 20-30-х годах прошлого века, во времена разгрома басмачества, в Афганистан ушли несколько крупных и влиятельных туркменских кланов, но их родовые земли остались на территории Туркменистана. Претензии на возврат этих земель до сих пор являются предметом регулярного шантажа руководства Туркменистана со стороны афганских туркмен. При этом в непосредственной близости от этих самых родовых земель находятся два крупнейших месторождения природного газа в Туркменистане. То есть в данном случае интересы туркменских кланов, мечтающих о «реституции», объективно совпадают с интересами ИГИЛ, заточенного на внешнюю экспансию, плюс речь идёт о крайне перспективной «кормовой базе».

И, наконец, мы дошли до третьей стороны. До 2014 года включительно руководству Туркменистана удавалось достаточно эффективно противодействовать распространению религиозного экстремизма в стране, причём в огромной степени успеху в этом деле способствовало настроение самих туркменских граждан, которые весьма вяло отзывались на пропаганду эмиссаров из различных структур и не горели желанием изучать нелегально ввозимую специфическую литературу.

Ситуация изменилась с появлением ИГИЛ в приграничных районах Афганистана. В республике резко активизировалась салафитская пропаганда, которая на сей раз нашла живой отклик у населения – по всей видимости, сказалась-таки накопившаяся усталость людей от «мудрого руководства», так что ИГИЛ очень удачно вошло в струю. При этом стóит отметить, что под влияние пропаганды религиозного экстремизма попали уже не только значительные массы гражданского населения, но и армейские круги.

На этом фоне общественно-политическая ситуация в Туркменистане выглядит следующим образом – светская политическая оппозиция вытоптана наглухо, никаких легальных способов выразить своё несогласие с выкрутасами «великого покровителя всех туркмен» у граждан нет, любые всплески недовольства жёстко пресекаются и подавляются местными спецслужбами. Однако голод – это серьёзный мотивирующий фактор, и люди, которые в конце концов обнаружат, что терять им уже фактически нечего, могут не выдержать. Какая сила в таком случае может возглавить стихийный народный протест, упорядочить его и направить в нужном направлении? Ответ очевиден – это джихадисты, активно эксплуатирующие идеи социальной справедливости.

Именно эти опасения высказывает в своём материале «Туркмения под ударом. Произойдет ли в стране экстремистская революция?» Никита Мендкович, политический обозреватель информационного агентства REGNUM, специализирующийся на Центрально-азиатском регионе, который я завуалированно проанонсировал в самом начале. Данный материал, настоятельно рекомендуемый к прочтению, был опубликован 21 июня, т.е. именно в тот период, когда со всей очевидностью стало ясно, что продовольственный кризис в Туркменистане приобрёл затяжной характер и угрожающие черты.

При этом хочу отметить, что потенциальные риски на самом деле серьёзнее, чем впадение Туркменистана «в пучину затяжного внутреннего конфликта». Ни в коем случае нельзя исключать дальнего прицела ИГ и попытки сделать ход конём. Массированного напора заслоны на границе не выдержат, обратиться за незамедлительной помощью туркменскому «Аркадагу» может тупо не позволить одновременно гордость и страх утратить свою уникальную независимость под напором «русской военщины», армия разбежится, государство рухнет в момент. А тактика мобильной войны в пустыне со стремительными бросками на дальние дистанции у ИГИЛ отработана отлично. Здесь не горы, как в Таджикистане, по которым надо ползать медленно и печально, – тут можно переть и переть по равнине. Пройдут как раскалённый нож сквозь масло и выйдут на казахстанский Мангышлак, где найдут и поддержку местных салафитов, и нефть – в дополнение к туркменскому газу… И выбивать их оттуда будет тяжковато.