«Воры должны сидеть не в отставке». Александр Хинштейн дал эксклюзивное интервью


"Воры должны сидеть не в отставке". Александр Хинштейн дал эксклюзивное интервью

Советник директора Росгвардии рассказал, что наделала команда экс-губернатора Меркушкина и почему за новое колесо обозрения в парке Гагарина будут платить все самарцы

Корреспонденты «КП»-Самара» поговорили с советником директора Росгвардии Александром Хинштейном о том, зачем он вернулся в наш город, что ел на завтрак и как его называли в школе.

«Вместо стадиона строили себе рынок»

— С тех пор, как вы уехали из Самарской области, что здесь изменилось?

— До своей нынешней реинкарнации я был в декабре. Тогда мы с Дмитрием Игоревичем (Азаровым – “КП”) открывали костёл на Фрунзе после реставрации. Но сейчас, в июне-июле, я увидел совсем другое ощущение людей. Мне кажется, у самарцев появилось иное отношение к своему городу. Важно теперь это отношение сохранить. А для этого нужно поддерживать всё на должном уровне, как минимум. А как максимум, конечно, продолжать работу по реставрации домов, ремонту улиц, приведению города в надлежащий вид, поскольку, к сожалению, у нас далеко не все районы даже в центре попали под восстановление, под так называемые, гостевые маршруты. А если ты отойдёшь от гостевых маршрутов в сторону, то…

— То лучше не отходить.

— Это туристам. А жителям Самары куда деваться?

— Мы водили английских футболистов в отдаленные районы. Они сами попросили посмотреть хотя бы издали на Металлург. Сказали, что это ещё ничего, их трущобы даже хуже. Они были очень довольны тем, что увидели настоящий Куйбышев, т.е. они видели Самару историческую, и видели Куйбышев рабочий. Так что не стыдно было. А вы сами были на матчах?

— Был на матче в Самаре: Колумбия-Сенегал. Ощущения замечательные, потому что энергия стадиона завораживает. Но я с одной стороны, радуюсь, а с другой – понимаю, сколько нам ещё предстоит с этим наследством разбираться. Дело даже не только в том, что содержание стадиона обойдется области в полмиллиарда рублей и еще, дай Бог, если в полмиллиарда уложимся. Это то, о чем я говорил в 2015-2016-х годах. Тогда региональные власти самовольно подменили проект в нарушение установок, которые были даны президентом. Тогдашние самарские власти решили стать самыми умными, поэтому стадион более чем на 40% состоит из помещений, не предусмотренных требованиям ФИФА – это помещения, которые планировалось использовать под коммерческие задачи: магазины, торговые точки, кафе и т.д. Местные власти за федеральные деньги решили себе построить дополнительный рынок. Объясняли это тем, что стадион нужно будет потом содержать. Я сильно сомневаюсь, что аренда этих помещений позволит собирать полмиллиарда и вообще найдутся предприниматели, способные платить такую аренду… Впрочем, главное: гости разъехались с чувством праздника. И, как всегда бывает, свадьба завершилась, а потом надо уже убирать квартиру от последствий торжеств.

— А как вы вообще видите развитие инфраструктуры стадиона, по какому пути?

— Стадион стоит, прямо скажем, в несильно проходном месте. Замыслы, которыми с нами делилась предыдущая власть, не реализованы и вряд ли будут реализованы. Ни о каком строительстве «Гагарин-центра» сегодня разговора нет. Стадион – это якорь, от которого мы никуда не денемся, нам надо будет этот район развивать. Очевидно, что там должны появляться жилая застройка и все сопутствующие этому инфраструктурные проекты.

«Побежали вместе, а выяснилось, что не туда»

— Все-таки хочется, чтобы этот праздник остался. Нам сейчас обещают, что посыл есть, что у нас будут и футбольные карнавалы каждый год, что ул. Куйбышева останется пешеходной…

— Насчет ул. Куйбышева по выходным… Я полностью эту идею поддерживаю. Но заметьте, власти не говорят, что она всегда будет пешеходной: пока объявлен только эксперимент, до осени. И это правильно. Я вообще сторонник того, что прежде чем что-то реализовывать, нужно посмотреть, как оно будет работать. А то у нас, к сожалению, часто бывает, что все побежали дружно, а потом оказалось, что побежали не туда. Понимаю, что для большинства горожан ул. Куйбышева в качестве пешеходной по выходным – это красиво во всех смыслах, это придаёт городу европейскость, если можно так выразиться. Но понимаю в то же время, что там есть жители Ленинского и Самарского районов, думаю, далеко не 100% из них тоже будут рады. У нас жители ул. Ленинградской, до сих пор многие ворчат, что она пешеходная. Вообще должен быть системный подход к центру города. Может, нужно придать Самаре статус исторического поселения. Министерство культуры России к этому готово. Любой город – это живой организм, он должен развиваться, он должен жить, но в любом случае, повторюсь, должен быть единый подход к развитию центра с тем, чтобы у нас не возникало историй с появлением новых высоток. Попытка была такой системы.

— «Пять кварталов»?

— Вот этот проект «Пять кварталов» вообще к чему должен был привести? Просто к расселению старых домов, в том числе и гнилушек. А дальше-то что на этом месте они собирались делать? Я почти уверен, что речь не шла о восстановлении исторического центра. Речь шла о том, чтобы вовлечь в хозяйственный оборот новые земельные участки, там появлялись новые объекты, новое жильё, в первую очередь, для застройщиков, а не для жителей. У новой власти, как и у меня – другие подходы. Мы считаем, что это нужно делать для жителей, а не для застройщиков. Самара обладает уникальной исторической застройкой во всех смыслах. Да, она во многом, к сожалению, утрачена в результате безвластия, хищнической политики застройщиков и коммерсантов. Но даже то, что осталось, позволяет развивать наш город. У нас есть замечательный проект «Том Сойер Фест». Дома, которые казались ужасными, убогими и уродливыми, после того, как их приводят в божеский вид, выглядят как картинка. При этом, кстати, стоимость ремонтных работ несопоставима с тем, как растрачивают бюджет. Я хочу, чтобы в этот проект включили и дом, принадлежащий ещё моему прапрадеду, который не попал в гостевой маршрут – ул. Пионерская, 70.

— Городские власти, когда готовились к ЧМ-2018, взяли в пример «Том Сойер Фест» и попытались закрасить наши неприглядные домики по гостевым маршрутам. Как вы оцениваете такую красоту разноцветную?

— Я к этому отношусь очень позитивно при одном условии, если всё сделано качественно.

— А вы видели эти дома?

— Какие-то видел, какие-то нет… Да, надо признать: власти почти не успевали к открытию, многое доделывалось буквально в последние дни, что-то на ходу, но у меня рука не поднимется поставить им это в упрек. Когда мы в гости к себе кого-то приглашаем, мы же убираемся дома, куда-то – сгружаем лишний хлам, пряча от гостей. Мы же мусорное ведро не ставим посредине, а хотим показать товар лицом. То же самое требовалось и здесь. Очень многое, к сожалению, оказалось затянуто и провалено. Я понимаю новую власть, на которую всё это свалилось: вплоть до конца прошлого года сдача стадиона в срок – оставалась под вопросом, спасибо «команде созидания». Нужно было делать всё максимально быстро. Другой вопрос, что дальше с этим надо что-то делать. Нужно возвращаться к этой теме и дома приводить в надлежащий вид соответствующего качества. С каждым домом в центре надо решать отдельно. Но это опять вопрос, о котором я говорил: единой концепции развития старого центра Самары. Вместе с Дмитрием Азаровым, мэрией и федеральным минкультом мы уже работаем над ним. У нас сегодня точек притяжения немного. Что мы будем показывать туристам? Ну, хорошо, красивый отреставрированный центр в пределах нескольких кварталов, что ещё?

«Фабрика-кухня» в плачевном состоянии

— В 2015 году вы поддерживали активистов, которые хотели пустить исторические трамваи.

— Да, я постараюсь вернуться к этой истории. Как и ко всем остальным проектам, которые по объективным причинам не успел завершить. Число музеев – точек притяжения – должно расти. И качество, и уровень существующих музеев необходимо менять. Ну, скажем, Бункер Сталина — одно из наиболее привлекательных для туристов место. Но сама инфраструктура объекта оставляет желать лучшего, потому что государство, вообще, им не занимается. Дело лежит на плечах энтузиастов, а они уже, к сожалению, немолодые люди, замечательные старики, в хорошем смысле слова. Я хочу к этой теме вернуться и вывести музей на качественно новый уровень. Хорошо, конечно, что этот объект законспирирован почти так же, как в 1942 году, но, наверное, этого недостаточно.

— Кстати, о объектах культурного наследия: вы ведь поддерживали реставрацию фабрики-кухни…

— Не просто поддерживал, но и инициировал ее включение в федеральную программу, а до этого – организовал весь процесс по передаче этого уникального здания в госсобственность, присвоению статуса памятника федерального значения. Мне очень жаль, что с моим уходом в 2016 году вся эта работа встала, и «Фабрика» сегодня – находится в гораздо худшем состоянии, чем до начала реставрации. Прежней областной власти – она была не нужна, новые собственники из Росизо – оказались не намного лучше.

К сожалению, чисто физически я не имел возможности заниматься ей после ухода из Самары. Какие-то «свои» объекты, чья реставрация началась ранее, мне удалось довести до конца: и уже упоминавшийся польский костел, и «Дирижабль» на Куйбышева, 104. А вот «Фабрика»…

Тем не менее мы с Азаровым сегодня уже понимаем, как изменить ситуацию. Как раз накануне я обсуждал это и с министром культуры Владимиром Мединским. Сейчас на объекте начнем противоаварийные работы – здание под угрозой уничтожения, а параллельно – представим новый алгоритм действий. Главное – деньги в федеральном бюджете удалось сохранить… Страшно представить: а ведь, если бы вместе с самарскими градозащитниками и архитекторами (особенно выделю здесь Виталия Стадникова) 6 лет назад мы не занялись судьбой этого уникального памятника, фабрику давно бы уже снесли и на ее месте стояли бы очередные высотки…

— Кстати о высотках… На 5-ой Просеке были?

— Да, конечно. Как и обещал, съездил на встречу к жителям, протестующим против строительства у себя под боком новых высоток, сам осмотрел «место происшествия». Как раз перед вами был в прокуратуре. Там началась проверка по всем фактам, которые нам довели жители. Есть ряд вопросов. Вопрос первый: каким образом эти земельные участки перешли из собственности города к частным лицам? Как получилось, что один из собственников – родственник Сергея Арсентьева, бывшего первого вице-мэра Самара, ныне депутата гордумы от Октябрьского района, на территории которого и находится 5-ая Просека. Вопрос второй – это незаконная вырубка деревьев, о которой нам рассказали люди. Они зафиксировали это на видео. Лично я вижу здесь состав преступления и с высокой вероятностью могу сказать, что уголовное дело будет возбуждено в ближайшее время Проверка по этому поводу доследственная идёт. Третий вопрос – это сокращение санитарно-защитной зоны. Там недалеко находится насосно-фильтрационная станция, у неё есть свои границы, и их не может менять никто, кроме Главного государственного санитарного врача Российской Федерации. Таких изменений не происходило. Четвёртый вопрос – там находилась зона объекта охраны культурного наследия, дача Головкина («Дом со слонами»). Она была изменена, надо разбираться и в этом. Главное – нужно вырабатывать алгоритм, который устроит большинство жителей, потому что они жалуются не только на появление новых высоток, но и на то, что фактически оказались в гетто. Там 15 тыс. человек, нет ни детского сада, ни школы.

— Будем надеяться, что всё получится.

— Вообще считаю нужным провести аудит, как у нас земельные участки из городской или областной собственности оказывались в частных руках. По инициативе Дмитрия Азарова уже началась проверка, ревизия финансово-хозяйственной деятельности прежнего руководства и города, и области. Это очень важно. Я думаю, там много нас открытий чудных ожидает. Предположим, покупка колеса обозрения в Парк Гагарина. Я не понимаю, кому потребовалось за 72 млн рублей колесо, которое можно было купить за 50 млн. А еще проще – вообще не покупать, потому что в мэрию приходили инвесторы, предлагавшие поставить всё за собственные деньги. Тем не менее МАУ «Парки Самары» берет в «Газбанке» кредит под гарантии городской казны – правда, уже почему-то в 90 млн. руб., а с учетом процентов – вообще под 120 млн. И сейчас – «Газбанк» обанкротился, и кто будет за это отвечать? Да, повесили на себя «Парки Самары», но отвечать будут все самарцы, потому что 120 млн. отдавать придется из городской казны.

Я усматриваю здесь признаки состава преступления и буду реагировать самым жёстким образом, исходя из тех полномочий, которыми буду располагать. Вопрос не в сведении моих лично с кем-то счётов, а вопрос в справедливости, законности и неотвратимости наказания. Воры должны сидеть не в отставке, а в тюрьме.

Блиц- опрос

— Что вы ели сегодня на завтрак?

— 3 клубники… Ну в смысле, не 3 кило клубники, а 3 ягоды, потому что в самарском холодильнике у меня ничего больше нет. Завтра завершается пост.

— А какой из последних фильмов вы посмотрели?

— Про Пабло Эскобара. Кстати, на фан-зоне я спрашивал потом представителей колумбийского посольства об их отношении к фильму, но они как-то эту тему не жаждали обсуждать.

— Вы сами продукты покупаете?

— Чаще – жена.

-А сколько стоит хлеб?

-Я не ем хлеба и мучное в принципе.

-Кошки или собаки?

-Собаки.

— Вы умеете готовить?

-Конечно.

— Android или IOS?

— iOS.

-Любимое время года?

— Конец весны.

— Как вас называли в школе?

-По-разному называли, школьное прозвище у меня было Хина.

— На сколько лет вы себя чувствуете?

— Сейчас на 28-29.

-Любимое блюдо?

-Нет любимого блюда. В данный момент я очень хочу кусок мясного стейка.

-На что у вас аллергия?

-На шоколад.

-Дайвинг или йога?

-Ни дайвинг, ни йога.

-А что?

-Работа. Она почище дайвинга обеспечивает погружение на глубину. Самоистязание тоже покрепче, чем йога.

— Какое животное у вас сидит внутри? По вашим ощущениям?

— Скорее, медведь, потому что медведь никогда не нападает первым. Но и своей территории никому не отдаёт.

— Квартира или загородный дом?

— Квартира.

— Какой у вас любимый мультфильм?

— Много. Все советские, конечно же. Самый любимый не выделю. 3-4. Я сейчас как раз их все с детьми смотрю, поэтому мне легко на такие вопросы отвечать. «Карлсон», «Винни-Пух», «Ну, погоди!».

— Верите ли вы в привороты, экстрасенсов и всё вот это?

— Нет.

— Вы дрались когда-нибудь?

— Конечно.

— А часто ли вам бывает стыдно?

— Нет, я стараюсь, чтобы мне было, как можно меньше стыдно.

— О чём вы мечтаете?

— Выспаться.

— А как вы обычно смеётесь?

— По-разному смеюсь, в зависимости от ситуации. 12 числа буду смеяться особенно.

— А почему 12?

— А пост завершится. Можно, по крайней мере, выпить законные 100 грамм.